?

Log in

No account? Create an account
Обредки - Стихи и бызлы [entries|archive|friends|userinfo]
Кшк

[ website | Вирши ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Обредки [May. 8th, 2018|02:23 pm]
Кшк
[Tags|, ]
[Current Mood |workingworking]
[Current Music |Brian Hyland — Itsy Bitsy Teenie Weenie Yellow Polka Dot Bikini]

***
Понимаю, что в русском языке — свободный порядок слов, но «приглашаем на мастер-класс по живописи шерстью взрослых и детей» — немного слишком свободно.

***
Неожиданно под окном.
Юноша: — Мне нравится, что все женские персонажи у Толстого — на своем месте.
Девушка: — А мне их всех передушить хочется!
Юноша: — Во-о-о-т! Это и значит, что они — на своем месте.

***
Формирую заказ на «Озоне». Подумав, выкидываю из него яйцерезку. Тут же автоподбор со словами «Все, что нужно, по выгодным ценам!» пытается положить в корзину Конституцию РФ.

***
Алкаш под моим окном (я болею, поэтому из дома работаю и все слышу): — Вот, дорогие товарищи, вновь начинается пора моего цветения! Моя, так сказать, благоуханная вторая молодость. Ибо, как поется в песне, даже пень в апрельский день — парам-парам! А кто два рубля пожертвует на хлебушек рабочему человеку, тот в корне прав. Потому как рабочий человек и есть корень всего. Даже если сейчас он вот тут сидит под кустиком. Душа его все равно работает. Не может лениться душа рабочего человека. Даже поэт это понимал. Поэт — он сам-то фитюлька, хуйня с бантиком, но понятие иногда имеет. Березкой снова... парам-парам!

***
Внезапно подумала, увидев ЖК «Английская миля», и тут же полезла гуглить. ЖК «Зеленая миля» существует-таки. Все хорошо.

Поправка. Дачный поселок. Но так даже еще более лучше.

***
Процитирую брата, настолько это прекрасно.

Секс в большом городе

Одна приятельницы моей мамы ехала в троллейбусе. Была зима, и у нее было пальто с меховым воротником. И чувствует она, что что-то у нее за спиной происходит. Оборачивается и видит, что сзади стоящий мужчина жует этот воротник. Уже полный рот меха, а остановиться не может.

У другой приятельницы моей мамы была фамилия Книга. И как-то поехала она по делам в Москву. И в каком-то присутственном месте ожидала лифта. Лифт подъехал, граждане стали заходить по очереди, но один мужчина в красивом блестящем костюме полез без очереди. Мамина приятельница ему говорит: «Мужчина, тут, между прочим, люди стоят в очереди», — а он обернулся и оказался известным исполнителем Магомаевым. И говорит: «Я — Муслим!» На что мамина приятельница со сдержанным достоинством ответила: «А я — Книга».

Еще одна мамина приятельница работала врачом-гинекологом. И вот однажды возвращалась она с работы домой в троллейбусе, очень уставшая, потому что, возможно, работала на полторы ставки. Когда троллейбус начал подъезжать к ее остановке, она захотела спросить впереди стоящую женщину, выходит ли она тоже. Открыла рот и сказала: «А когда у вас были последние месячные?»


Зашла в аптеку. Лучше бы не. Увидела плакат, в котором сообщают: при покупке вагинальной противогрибковой свечи — «аромасвеча для романтического вечера в подарок». Главное — не перепутать, правда ведь?

***
Под моим окном (да, опять!) прошли человек пять пьяноватых женщин, внезапно стройно и красиво исполнявших на повторе следующий текст.

На поле танки грохотали,
солдаты шли в последний бой.
Над нами вился черный ворон
и накрывал нас всех пиздой.

«Очень своевременная книга».

***
«В наше время, — вещает под окном дежурный алкаш, подозреваю, за вычетом влияния бухла, примерно мой ровесник, — к рабочему человеку с уважением относились. Видят, что человек рабочий — и сразу несут ему на блюде хлеб, соль, колбасу за два девяносто. И выпить несут человеку рабочему. И медаль на подушечке бархатной. Вот так в наше время относились к рабочему человеку. А сейчас — только и вынесут, что кило говна на лопате. Да и то сказать — в наше-то время и говно другое было...»

***
Продавщица в магазине индюшачьего мяса жалуется мне: «Вот когда много всего, тоже плохо. Например, я 31 декабря работала. Закрылись в восемь. Я по дороге в магазин заскочила, купила по мелочи, чего не хватало. Дома салат заправила. На стол накрыла. Переоделась спокойно. Накрасилась. Сели без суеты. Смотрю на стол — все есть! Ну и нафиг мне такой Новый год?!»

***
«Почем нынче „Вдохновение“-то?» — со вздохом спросила меня продавщица в кондитерском — ценник был повернут ко мне. И тут же торопливо добавила: «Только давайте, пожалуйста, без шутки про рукопись!»

***
Почему по на «Юле» по запросу «рюкзак оранжевый» мне начинают предлагать гитару и палатку? Может, сразу предложат бородатого мужика в растянутом свитере, тушенку и кассеты Кукина с Клячкиным? Может, качнется купол неба? Может, как здорово? Блядь.

***
Первая фраза в описании детективного сериала: «Жизнь устроена таким образом, что кому-то необходимо ремонтировать различную тренажерную технику». Мне никогда не приходило в голову смотреть на жизнь с этой точки зрения. Что-то призадумалась о бренности всего сущего.

***
Читаю письмо в рабочей почте: «Есть желание собрать команду для участия в Гонке героев, которая пройдет 24 февраля в Игоре».

Господи, как я прекрасно подвисла, пытаясь понять, кто такой Игорь... какие начались картинки... и как это все безжалостно разрушилось, когда я вспомнила про место под названием «Игора». День просто укатился к ебеням без Вселенского Игоря.

***
Я очень долго радовалась слову «лудший». Сегодня оно наконец обрело достойную пару и может идти в ковчег.



***
Алкаш в магазине спрашивает восточных кровей продавщицу: — Вы в прорубь ныряли?
Она с улыбкой качает головой.
— И я нет. Что мне там делать. А вот Путин хи-и-итрый — полез там, где всего -5 было. Что думаете об этом? — уже мне.
— Я думаю, что Иисус еще хитрее и вообще без проруби как-то обошелся, — ответила я.
— Ваша правда! — радостно закудахтал алкаш. — Умная вот вы. И Путин умный. И Иисус. А я умный только во сне — _здесь_ мне умным быть нахуй надо!

***
Увидев у соседнего магазина три аварийных машины, пар из-под земли и кучку матерящихся мужиков, я сразу почуяла недоброе. Дома чуть теплились батареи, и тонкая струйка горячей воды совсем не была горячей. Я надела носки и свитер, приготовившись к неизбежному. И оно пришло — в виде звонка в домофон. «Аварийная! — бодро ответили мне. — Откройте подъезд, пожалуйста». Я выполнила просьбу и высунулась на лестницу. Доброжелательные мужчины в униформе отпирали подвал.
— Авария, — улыбаясь во весь рот, сообщил первый. — Отключаем батареи минимум до утра.
— А горячую воду?.. — уныло уточнила я.
— Ее — нет! — продолжая улыбаться, сообщил аварийщик, но, не успела я выдохнуть, как напарник ткнул его локтем в бок.
— Не станем позволять вам тешить себя пустой надеждой, — сказал напарник, и лицо его было примерно как у реаниматолога, сообщающего родственникам пациента плохие новости. — Горячую воду мы тоже отключим.
— Но вы держитесь! — посоветовал мне первый.
— Если что, разведу костер, — пообещала я.
— Книги только не жгите! — встрепенулся второй. — Книги — святое. А сейчас покронейше просим извинить — нас ждут не великие, но необходимые миру дела.

Они скрылись в подвале, а я пошла обнимать издыхающую батарею. Смеркалось.

***
Регулярно побирающийся под моим окном пьяный — очень быстро, четко, громко, периодически наскакивая на прохожих: «И вновь продолжается бой с неблагоприятными климатическими условиями! Вставай, страна огромная, бросайся в снега, погружайся в них, растапливай теплом души русской! Два рубля одолжите инвалиду труда на хлебушек! В сражениях сердце мое пылает! А пить мне нельзя — болен я! На хлебушек прошу! Духовное крепче телесного! Это наша общая битва, россияне! Это битва с говном! И сердцу тревожно в груди! Два рубля, красавица! На хлебушек инвалиду труда и многочисленных битв!»

***
В четвертом часу утра просыпаюсь от повторяющегося крика за окном. Не боль. Не страх. Не злоба. Просто вещающий на повышенных тонах густой мужской голос: «И вот что скажу я тебе, Марина-а-а. Ты дура, Мари-и-на. Ибо широкой рекой обжигающей лавы потекут чувства мои в иное русло, а ты будешь стоять на берегу, не в силах вернуть их, Мари-и-и-ина. И будешь плакать и сморкаться в собственные волосы, ибо сказано...»
Что сказано, я, к сожалению, не узнала: этажом выше открылось окно, и кто-то (Марина?) вылил воду (надеюсь) достаточно метко, судя по немедленному переходу с высокого штиля на лексику низменную.

***
Середина октября. За окном рабочие кладут асфальт и, видимо, дали серьезного косяка. Приехало какое-то начальство и начало их, понурившихся, распекать на всю улицу: «Вы, блядь, вообще понимаете, что скоро снег ебанет, а вы тут копаетесь, как куры в асфальте?! А он, блядь, ебанет! Скоро! Это, блядь, незибежность природы, круговорот ебаного бытия — осень, потом зима. И снег, блядь, ебошит. Так всегда бывает. И в этом году, блядь, ебанет. Снег — он такой. Чуть, блядь, замешкались — а он уже ебанул! А он ебанет, помяните мое слово! Вспомните меня еще, когда снег ебанет! И вообще, блядь, зарубите на носах своих: все, что может ебануть, обязательно, блядь, ебанет!»

Тут он прыгнул в машину, хлопнул дверцей и уехал. А я заплакала.

***
Женщина у метро хлопнула меня пустой сумкой по ногам со словами:
— Не надо здесь ходить! Расходились тут! А все подорожало из-за этого!
— Не из-за нее подорожало, а из-за Путина! — задребезжала торгующая зеленью с ящика бабка. Женщина немного осеклась, но быстро нашлась:
— А может, она и есть Путин!
— Как Путин?! — опешила бабка.
— Ну знаете ли! — тут уже и я вмешалась.
— А вот так! Переодетый Путин! — торжествовала женщина.
— Она вон какая здоровенная... а Путин — он же ма-а-а-ахонький... — с сомнением протянула бабка.
— Он внутри! Это просто маскировка! Поэтому и ходит тут! — не сдавалась женщина. Бабка пораженно молчала.
— Будете за меня голосовать? — спросила я максимально задушевно.
— Если все подешевеет обратно — будем! — твердо сказала бабка.
— Нечего тут ходить тебе! — вызверилась женщина и снова замахнулась сумкой.
— Бесстрашная... — испуганно пробормотала бабка.
— Я, между прочим, вас запомнила, — сообщила я тетке, уходя.
— Всех не перевешаешь! — крикнула она мне всед, и призрак Зои Космодемьянской из школьного учебника одобрительно похлопал ее по плечу.

***
Трепалась с пожилой австралийкой на пляже, а ее дочь и совсем мелкий (до года) внук купались, причем дитя орало от восторга и ныряло. Я как человек очень плавучий искренне сказала:
— Oh, what a brave boy!
Добрая бабуля, посмотрев на счастливо бултыхающееся чадо, уверенно ответила:
— He's just silly.

***
На пляже у меня появились ПППП — преимущества постоянного посетителя пляжа. Бармен, пребывающий сегодня в крайне мрачном настроении, разнося матрасики по лежакам, оставил соседний пустым со словами: “Isolation. As you like”. Так мило.

***
Однажды, будучи ребенком, мой дед Владимир Александрович Самуэльсон, тогда еще просто Вавочка, ехал с родителями, адвокатом Александром Владимировичем Самуэльсоном, и Надеждой Фаддеевной Самуэльсон (урожденной Бакк), в экипаже по Санкт-Петербургу, что-то тихо бормоча. «Что ты там бормочешь, Вавочка?» — спросили родители. «Умный мальчик — узнал Фонтанку!» — гордо ответил Вавочка.

Порой складывается ощущение, что канули в прошлое и те адвокаты, и тот Санкт-Петербург, и та Фонтанка, и тот экипаж... но я по-прежнему окружена умными вавочками.

***
Существо модели «Соотечественник» внезапно вошло со мной в контакт.
— Скучно здесь, ептель, правда? — обратился ко мне упитанный лысеющий мужик с крестом в полгруди.
— Мне — нет, — честно ответила я, вытянувшись на лежаке после купания и потягивая апельсиновый фреш.
— Ну вот на что здесь смотреть, ептель? На что вы сейчас вот смотрите, ептель?
— Смотрю, как тень от облака ползет по горе, — любезно сообщила я.
— Че, ептель?.. — оторопел мужик.
— Вон там, видите? — показала я.
— Вы вообще откуда сама? — напрягся собеседник.
— Из Питера.
— А-а-а, все понятно, ептель! Вы-то там можете себе это позволить, ептель! — и ушел, злобно сплюнув.

Вернусь, поеду на Финский и стану смотреть... на... мгм... А чо, могу себе позволить, ептель!

***
Нетрудно догадаться, что я — не любитель ходить в народ. Но кто бы объяснил это народу. Захожу сейчас в свой подъезд, начинаю дверь отпирать. Сверху спускаются соседи — семейная пара лет 60, с которыми мы максимум здороваемся. Я и говорю: «Здравствуйте». Мужик ласково так, певуче даже, отвечает: «Доброе утро, толстенькая женщина!» Застываю, охуевши, а жена ему, игриво: «А ты сам-то какой? Ты такой же! Она толстенькая, зато красивая!» Я продолжаю пребывать в том же состоянии, а муж отвечает: «Да-а-а-а, симпатичненькая!»

Блядь, они меня съедят?!

***
Только что между лотком с овощами и ларьком с шавермой была атакована нетрезвым гуру пикапа. «Девушка, можно пригласить вас на чашку кофе? Дело в том, что у вас такие больше конкретные... — показывает на себе грудь. — Куда же вы?! Блядь, блядь, надо было ей про глаза сначала впарить, мудак! Так и ходи неебаный!»

***
Покупаю я арбуз у очень добродушного и очень обширного гостя с юго-востока. Расплачиваясь, замечаю, что касса для мелочи у него явно из детского набора — пластмассовая, ярко-розовая, блестящая.
— Какая, — говорю, — нарядная и гламурная у вас касса.
— Да! — отвечает он с гордостью, подмигивает мне, делает вращение бедрами и совершенно внезапно проходится очень годной лунной походкой.

Люблю жизнь.

***
У меня была коллега, доводившая до белого каления всех вокруг, чего абсолютно не замечала. Даже меня, хотя в целом на работе я очень терпелива и доброжелательна. К тому же, она сидела бок о бок со мной. И вот однажды, когда тугой струей каких-то высказываний она довела меня до серьезной мысли сложить ноутбук и резко ударить ее черепу, когда из меня начало извергаться утробное рычание, она вдруг посмотрела на меня и с упреком произнесла: «Катя... мне кажется, ты все-таки немножечко бука!»

***
План поездки в метро после работы был незатейлив: заткнуть уши и посмотреть на телефоне свежий выпуск SYTYCD. Но, как водится, здоровеньких не завезли, а все нездоровенькие — мои, поэтому сидящая рядом пожилая женщина подозрительно богемного вида дергала меня за рукав, пока я обреченно не откупорила уши.
— Колбаса, — доверительно сообщила она, — не должна делаться из мяса. Она должна... знаете... произрастать... в колбасаду.
У меня перед глазами немедля возник колбасад наслаждений Босха.
— Все надо подвергать метафоризации, — продолжала меж тем попутчица. — Если что-то не метафоризируется — метафоризировать насильно. На государственном уровне. И развивать у всех тягу к художественному слову и литературному творчеству. Вы ведь со мной согласны?
— Нет, — честно ответила я, во-первых, все еще пребывая мысленно в этом самом саду, во-вторых, искренне полагая количество графоманов вполне достаточным.
— Но подумайте, как будет прекрасно, если все вокруг — политики, врачи, учителя, сантехники, официанты, да хоть все пассажиры этого вагона... да хоть мы с вами — начнут говорить исключительно метафорами. А еще лучше — стихами.
Этим она, разумеется, немедленно перенесла меня из колбасада наслаждений в мой персональный ад.
— Нет! — очень решительно повторила я, глядя в ее глаза, горящие очевидным творческим безумием. — Это будет очень — очень! — плохо.
— Как вы, представительница известной творческой фамилии, можете так говорить?! — полыхнула негодованием она.
— Это какой-такой фамлии? — очень острожно поинтересовалась я.
— Я вас узнала! Вы — из Блюмбергов! — ликующе воскликнула она, заставив всех вокруг вздрогнуть. — У вас фамильные уши!
— Вы ошибаетесь — я не из Блюмбергов, — ответила я, тайком ощупывая ухо. Тут, к счастью, объявили мою станцию, и я крадучись двинулась к дверям.
— Блюмберг! — обличающе гремело мне вслед. — Эти уши не лгут!

И вот теперь я думаю. Ну бля, могли же где-нибудь среди Молочниковых, Самуэльсонов, Гринберг-Витухновских и прочих затесаться хотя бы захудалые Блюмберги, правда ведь?.. Уши же.

***
Алкаш, который каждый день с утра до ночи аскает под моим окном «два рубля инвалиду-спортсмену на хлебушек», периодически еще и поет — громко, звучно и фальшиво. Иногда подходит к тексту с новой неожиданной стороны. Вот и сейчас: «Есть только ми-и-и-иг между прошлым и будущи-и-и-и-им... А еще есть всякая хуйня-а-а-а-а... между прошлым и будущи-и-и-и-им... Унижение личности-и-и-и... между прошлым и будущи-и-и-им... Вагоны ебаного говна-а-а-а... между прошлым и будущи-и-и-им... И снова — есть только ми-и-и-иг... между прошлым и будущи-и-и-им... За него и держись, мудила-а-а-а-а!»

***
Подслушано на разводе мостов.
«Не, как это вообще так? Вот такая здоровенная пиздоебина — хуяк! — и вертикально! Вот только что была плоская, а тут — хуяк! Ну у вас и город...»
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: karabasych
2018-05-08 11:32 am (UTC)
Это прекрасно!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: notnatasha
2018-05-08 11:51 am (UTC)
Надо же, есть люди, которые знают формы фамильных ушей. Какой страшный мир.
И все равно, поосторожнее с соседями.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: nicolica
2018-05-08 11:53 am (UTC)
Спасибо за доставленное удовольствие!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: old_greeb
2018-05-08 12:08 pm (UTC)
Выражение "Люди Книги" обретает новый смысл.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ded_balamut
2018-05-08 12:26 pm (UTC)
Как всегда, прелестно.

Пы Сы. Переживаю за Вашу парочку бомжей, перезимовали?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: trunyasha_22
2018-05-08 12:33 pm (UTC)

Это прекрасно! Я перепугала хохотом всех соседей и кота.
Но иногда вспоминается амбал андрюшенька...

(Reply) (Thread)
[User Picture]From: anna68
2018-05-08 01:51 pm (UTC)
М-да... Обширен мир недугов психических и чудны проявления их...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: pitbull2008
2018-05-08 03:30 pm (UTC)

Ключевая фраза

Из Питера.
— А-а-а, все понятно, ептель! Вы-то там можете себе это позволить, ептель! — и ушел, злобно сплюнув.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: bench_1969
2018-05-08 05:17 pm (UTC)
Прелееестно! ©
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: nadie_escribe
2018-05-08 07:35 pm (UTC)
(Задумчиво) И все же непонятно, почему слово"хучший" написано с грамматической ошибкой?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kat_bilbo
2018-05-08 10:16 pm (UTC)
Как прекрасно-то всё, а...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: denis_omnick
2018-05-11 02:01 pm (UTC)
Класс.
вы на ФБ-раёне публикуетесь?
если да, давайте дружить там, если нет, могу я часть про водопроводчиков перепостить)? Хочу тамошнюю окололитературную публику попотчевать).
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kshk
2018-05-11 02:11 pm (UTC)
Не, я ненавижу ФБ всеми фибрами. Но можете постить, конечно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: denis_omnick
2018-05-11 05:41 pm (UTC)
ФиБрами, ясно).
спасибо.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: murdalak
2018-05-12 12:24 pm (UTC)
Ааа это же праздник какой-то)))))))))
(Reply) (Thread)