?

Log in

No account? Create an account
Гималайское Новогоднее Дерево - Стихи и бызлы [entries|archive|friends|userinfo]
Кшк

[ website | Вирши ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Гималайское Новогоднее Дерево [Jan. 1st, 2003|11:36 pm]
Кшк
[Tags|, ]
[Current Mood |"Если падают звезды, подставишь ли ты ладонь?"]
[Current Music |Van Morrison "Have I Told You Lately..."]

Никогда не писала сказок, а сегодня вдруг захотелось. Возможно, все-таки действует новогодье. И результат этого захотения я дарю человеку, который сейчас пишет сказку огромной части моей жизни. Иногда она получается веселой, иногда грустной, иногда счастливой, иногда (очень редко) чернушной, чаще всего - теплой и светлой. Разной. Как сама жизнь…
Спасибо тебе.



«Север Непала закрыт снегом, с холодным альпийским климатом, средняя область - холмами с умеренным климатом, и южная область закрыт равниной Тарай с очень горячим тропическим климатом», – так говорил Интернет. Говорил – о Непале.
Вот и попробуйте в таких экстремальных климатическо-ландшафтных условиях нормально встретить Новый год! Однако, если призадуматься, нормальности ли мы ищем? Ну положа лапу на сердце? А?.. Чего-чего? Нет? Ну вот именно это я жаждала от вас услышать, кхы. Именно поэтому, зная, что поймете, расскажу вам о том, что нужно для того, чтобы по-настоящему встретить гималайский Новый год.

Рано утром Красный Панда чуть высунул нос из входной двери и зябко поежился. Денек обещал быть ясным и очень холодным. Альпийский климат, ничего тут не попишешь. Впрочем, Красных Пандов, которые легких путей не ищут, да и к путям средней тяжести не особо прикалываются, не так-то легко заставить потерять присутствие духа. А наш герой выделялся умением не унывать в любой ситуации даже среди жЫзнерадостной популяции Красных Пандов. В родных Гималаях его прозвали Ебанутым Ковбоем – за здоровую безбашенность и уникальную способность выполнять невыполнимое, не считаясь с затратами сил и времени, изобретая для достижения цели самые неправдоподобные и шальные средства. Недоброжелатели произносили это имя со злостью и завистью, друзья – с нежностью и оттенком восхищения. Справедливости ради следует заметить, что вторых было куда больше, чем первых.
На сегодняшний день у Красного Панды была поставлена вполне определенная цель – добыть новогоднее дерево и отметить праздник в кругу друзей, как принято. Он отворил легонько скрипнувшую дверь своего уютного домика, прилепившегося к горному склону, и пошагал по утоптанной тропинке вниз, обернув вокруг шеи длинный (около метра) роскошный хвост – для тепла.
Выбор Новогоднего Гималайского Дерева – обряд почти что сакральный. Во-первых, это не какая-то там обычная елка – каждый год порода дерева меняется в зависимости от настроения, состояния души, надежд и чаяний того, кто собирается пригласить его в свой дом. Во-вторых, сделать выбор непросто – природный ассортимент велик, а ошибиться – непростительно, поскольку тогда год не удастся ну никак (народная гималайская примета).
Панда вспоминал, какие деревья в разные годы украшали его жилище – по очереди гостили у него и меланхоличная ива, и мудрый, знающий ответы на все вопросы ясень, и смешная пальмочка, которая требовала, чтобы называли ее фигОвой, и никак иначе…
Но в этот раз Панде явно хотелось чего-то особенного. Такого, чтобы душа пела и плясала, чтобы прекрасная по определению жизнь казалась еще прекрасней, чтобы дарило спокойствие и равновесие. Размышляя об этом, наш герой не заметил, как спустился в долину. Стало значительно теплее, по обеим сторонам тропинки теперь росли эдельвейсы и рододендроны – создания донельзя нежные, избалованные и зачастую склочные.

- Смотри, куда прешь, зверь пр-а-а-а-а-ативный! – капризно протянул один из эдельвейсов, когда левая задняя лапа Панды слегка задела его лист.
- Да ну что ты с ним разговариваешь, Эдичка, не видишь – он же животное! – лениво отозвался рододендрон и кокетливо коснулся своими лепестками лепестков соседа.
- Нет, ну правда, Родик, а чего он? – захныкал обиженный и картинно уронил головку.
- Хыщ, тепличные! – беззлобно прикрикнул на них Панда. Цветы в ответ обиженно и неразборчиво залопотали, Ебанутый Ковбой же, благодушно насвистывая, зашагал дальше.

За следующим поворотом тропинки его ждал приятнейший сюрприз – он встретил старинного друга. Это был Олень Мускуса (для друзей – просто Леня) – зверь, приятный во всех отношениях, стройный и статный, просто красавец-мужчина. Некоторые, правда, не могли простить ему перманентное использование слишком крепкого парфюма, но, честное слово, это являлось самым большим его недостатком. Олень Мускуса, вне всяких сомнений, был надежным товарищем и приятным собеседником.

- Слава героям! – воскликнул Панда, увидев Оленя.
- Героям слава! – незамедлительно откликнулся Леня. – Уж не за Новогодним ли Деревом ты направляешься, мой ебанутый друг?
- Угадал, угадал, - бодро подтвердил Панда. – Одобряешь?
- Одобряю и поддерживаю! Сегодня – благоприятный день. Хочешь, составлю компанию?
- А то! Вдвоем куда как прельстивее, – охотно согласился Панда.
- Уже придумал, какое на этот раз будет дерево?
- Не знаю. Дойдем до холмов сначала. Упремся – разберемся.
- И то правда. Насколько я помню, интуиция тебя еще ни разу не подводила.

Панда улыбнулся. Кое-кто из его давних знакомцев подозревал, что он немножко колдун, но впрямую спросить так никто и не решился. А он сам афишировать этот факт не собирался. Да и как объяснить, что, подходя к холмам в последний день года, он каждый раз слышал, как нужное и правильное дерево зовет его. Зовет без голоса, не шевеля ни единой веточкой. Знание просто приходило, когда в нем была необходимость. И не подводило никогда.

- О-о-о-о-о-о… - вдруг услышали приятели долгий и мучительный стон.
- Что это?! – вскинулся Панда.
- Да не обращай внимания! – с досадой пристукнул копытом Олень. – Ты разве не знаешь, что сюда Абрамыч переселился?
- Уф-ф-ф-ф… ну тогда все ясно, а то я уже напрягся было, - облегченно выдохнул Ковбой.

Леон Абрамович, или, по-гималайски, Омраченный Леопард, являл собою одну из местных достопримечательностей. У него всегда было омерзительное настроение (для сравнения – ослик Иа-Иа в момент произнесения сакраментального «какая душераздирающая картина» в адрес собственного отражения показался бы рядом с Омраченным завзятым оптимистом). Он стонал, и плакал, и почти не выпадал из жестокой депрессии, а, если выпадал, то с таким грохотом, что тут же впадал обратно. Единственное, что доставляло ему некое удовольствие (и то, если разобраться, мазохистское, ибо он дважды в минуту считал себя то непризнанным гением, то законченным графоманом) – это стихосложение с последующим заунывным исполнением (желательно публичным) собственных творений. Слушателей у него почти не было, потому что обычно вирши его сводились примерно к следующему:

Готическим нутром взрываясь,
Стихает снег среди аллей,
Срывает разум, и скитаясь
Хожу один вокруг полей.
Консервный нож души и воли
Вонзается меж ребер мне
Я раздвоюсь, так надо коли,
И стану рамой я в окне.
Держу стекло в своих объятьях,
Как хрупок, нежен его стан,
Но словно образ на распятье
Во снах Изольда и Тристан.
И я в окне, я часть стены,
Теперь на срезе я границ,
Возможности уже даны
При виде неба падать вниз.

или:

Для кого стихи я пишу?
Что за тайны в себе ношу?
Одинокий романтик-герой,
Как родился и кто он такой?
На вопросы все эти ответ
Дал давно тот же Блок или Фет:
Когда просит душа, то должен
Излить смысл, который вложен
В букву, выжданную терпением,
Переполненную настроением,
Которая тем и отлична,
Что выдвинута публично.

или:

Кремень сердец не растереть в ладонях
Как холод мрамора, как дикого ежа,
Который даже в шерстяной попоне
Все колется, иголками дрожа.

Немудрено, что воспринимать подобную «поэзию» с непроницаемым лицом могли только гималайцы с воистину крепкими нервами и железной волей. Остальные в первую же минуту начинали корчиться от неудержимого хохота, Леон Абрамович же смертельно обижался и начинал плакать крупными прозрачными слезами, которые медленно стекали по его горбоносой морде. «Черствые и жестокие плебеи!» – бросал он обычно, давясь рыданиями. Пожалуй, только меланхоличная Синяя Овца могла воспринимать его бесконечно, но это потому, что она была влюблена в поэта, как и положено романтичной восторженной барышне в период созревания. Но какая уж любовь у Леопарда с Овцой, сами поразмыслите…
Красный Панда, будучи зверем на редкость великодушным, относился к Омраченному неплохо – никогда не смеялся над ним в глаза или с кем-то за его пятнистой спиной… так, лишь иногда, дома, сам с собой, прокручивая в памяти какую-нибудь строку, отличившуюся особой дегенеративностью. Вот и сейчас, когда Леопард вышел из-за дерева и подошел к приятелям, Панда приветливо кивнул ему и поинтересовался, что случилось.

- Ничего нового, - с печальным достоинством ответил тот. – Просто в очередной раз убедился в том, что высокое искусство никому не нужно. Я вчера написал изящнейшее рондо – вот послушайте…
- Да ни за что! – мрачно сказал Леня (он не отличался пандовой терпеливостью). – Только попробуй – сразу в грызло закатаю!
- Тихо-тихо-тихо! – быстро произнес Ебанутый, видя, что Олень всерьез отрывает от земли копыто, а Леопард готов зарыдать или картинно упасть в обморок. – Мы бы с удовольствием тебя послушали, но сейчас очень торопимся – надо успеть до вечера выбрать Новогоднее Дерево.
- Боже мой… я никогда в жизни не выбирал Новогоднее Дерево… я думаю… да нет, я просто УВЕРЕН, что так и умру, не выбрав Новогоднего Дерева! – с непередаваемой мукой в голосе произнес Омраченный.
- Ты можешь пойти с нами, - твердо сказал Панда. Поймав сатанеющий взгляд мускусного друга, он зашептал ему на ухо. – Ну подумай сам – легко ли быть единственным евреем в Гималаях?

Таким образом, теперь уже живописная троица отправилась за новогодним деревом.
И чем ближе к холмам – тем молчаливее и задумчивее становился Панда. Он знал, что вот-вот УСЛЫШИТ. И он – услышал. Это было похоже на ветер с незнакомым запахом, что слегка погладил его по шерсти. Теперь он знал, куда идти, и был уверен, что не собьется с пути.
Еще несколько шагов – и они увидели свое Новогоднее Дерево. Сказать, что оно было прекрасно – значит не сказать ничего. Да, оно было высоким, и прямым, и стройным, и листья его переливались каким-то особым, лишь ему присущим оттенком зеленого. Но это все не то, не то… Чтобы описать его, не придумано слов.
Восхищенные Олень и Леопард застыли чуть в отдалении. Панда, чувствуя, как сердце бьется о ребра, медленно приблизился к Дереву и оперся на него спиной. Непередаваемый покой наполнил его целиком, и он замер, боясь расплескать хоть малейшую его частичку.

- Кто ты? – спросил он без слов.
- Я – Платан, – ответило Дерево.
- Боги мои гималайские… как же хорошо… - подумал Панда.
- Да. Все непременно будет хорошо, – откликнулось Дерево.
- Ты пойдешь со мной?
- Да, я пойду с тобой и стану вашим Новогодним Деревом. Потому что ты сделал правильный выбор.

Платан пошевелил ветвями, осторожно высвободил корни из земли и сделал шаг. Завтра он снова должен будет занять свое место в роще на холмах. Но сегодня – он будет с Пандой и его друзьями.

Через несколько часов вся компания собралась в домике Красного Панды. Здесь, помимо парочки, сопровождавшей его в походе за Новогодним Деревом, были и Синяя Овца, и Тибетский Антилопа, и Четыре Рогатых Антилопа, и Один Рогатый Носорог, и Коричневый Медведь, И Олень Болота, и Много Множеств Котов.
Платан позволил украсить себя спелыми яблоками, а на верхушку посадил своего старинного знакомца Фазана.
Никогда еще в Гималаях не было такого замечательного Новогоднего Дерева и такого замечательно праздника. Нет смысла рассказывать – это надо было видеть. Было все – и песни, и пляски, и салат из свежих побегов бамбука, и перебродивший до нужной кондиции сок пьяного корня. Все понимали друг друга без слов – легко и хорошо. Как и обещал Платан.
Когда усталые и довольные гости заснули прямо кто где сидел, Панда вышел на крыльцо, глубоко вдохнул чистый морозный воздух, набил трубку и с наслаждением затянулся, выпустив густое облачко душистого дыма. Запрокинул голову и посмотрел на переливчато-черное небо, густо усыпанное огромными – размером с суповую тарелку – звездами. «Чудесная ночь, - подумал он, - для какого-нибудь заветного волшебства – лучше не придумаешь».
- Где-то вдалеке раздался мучительно знакомый звук, наполнивший его сердце одновременно смутной тревогой и пульсирующей радостью, звук, который не спутаешь ни с чем, - перестук колес поезда по долгим рельсам… И так ли важно, что никакой железной дороги в Гималаях нет и быть не может, и что об МПС там никто слыхом не слыхивал? Так ли это важно, если поезд на всех парах подкатил к крыльцу и остановился? Дверь одного из вагонов открылась, и оттуда вышел один-единственный пассажир – большая пушистая Кошка. Она молча подошла к Панде, ткнулась замшевым носом ему в ладонь.

- Я здесь, - сказала Кошка.
- Я знаю, - ответил Панда, зарываясь лицом в ее теплую, отливающую серебром шерсть.

Поезд дал прощальный гудок и взмыл вверх, стремительно превращаясь в еще одну неправдоподобно крупную звезду. На его обтекаемом боку светилась надпись «Р-200».

1.01.03 г.

Необходимые примечания.
Поименования действующих лиц взяты отсюда
За процитированные произведения благодарю безымянных авторов сайта www.stihi.ru
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: argentum_g
2003-01-01 10:32 am (UTC)

!!!!!!!!!!!!!!

это ОХУИТЕЛЬНО.
Других слов че-та не подберу.
В мемориз!!!
Я люблю тебя, кшк.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kshk
2003-01-01 10:34 am (UTC)

Re: !!!!!!!!!!!!!!

Спасибо, Гала.
Опять стЫдливо краснею...
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: vedmed
2003-01-01 11:05 am (UTC)

+++++++++++++!

Хочу еще твоей прозы!
ПЫСЫ дальше! Плз...
Процветания Вашей популяции.

Медведь
(под подозрением)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kshk
2003-01-01 11:09 am (UTC)

Re: +++++++++++++!

Спасибо большое. Ничего не обещаю, но вдруг прийдет еще чего-то.
Только без ротвейлеров, плз!
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: jkz
2003-01-01 11:49 am (UTC)

очень светлая,

почти прозрачная сказка.
добрая и грустная... держЫсь, Катерина!
мы *я по крайней мере* с тобой, мы тебя любим. ты - очень талантливая и очень редкая кШк!!!

Щастья!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kshk
2003-01-01 10:07 pm (UTC)

Спасибо.

Я держусь, Ольк. А есть вЫбор, кхы?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: jkz
2003-01-01 10:44 pm (UTC)

наверное, как всегда.. т.е. нет :(

зато ВА на стихире повеселил.. хехехе.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: kshk
2003-01-01 11:24 pm (UTC)

Бру-га-га!

Да, Витя дал джазу.
(Reply) (Parent) (Thread)