June 1st, 2011

EGPodmigivat'

Чудеса гидравлики

Давным-давно было написано для корпоративной прэссы, пусть теперь уже и тут повисит.
"Все совпадения случайны, все попадания прицельны..."

***
У всякой поэтессы – очень тонкая душевная организация. И она, если над ней смеются, сильно переживает и плачет, а иногда даже хуже. Так вот, про «даже хуже». Однажды поэтесса З. пришла туда, где было много других поэтов. Поэты читали стихи, жрали конфеты и пили чай. Поэтесса З. расслабилась от конфет и засмеялась очень невовремя – как раз тогда, когда стихи читала поэтесса М., тоже ранимая. Поэтесса М. немедленно ранилась смехом поэтессы З. и замолчала, поджав губы. Поэтесса З. перестала смеяться и, в свою очередь, обиделась на поэтессу М. за излишнюю нераскованность. Некоторое время поэтессы З. и М. буравили друг друга взглядами.
З. не выдержала первой. Она вскочила из-за стола, закрыла лицо руками и с громким отрывистым криком: «Это фарс! Это фарс!» – побежала налево по длинному коридору, не разбирая дороги.
Тогда молодой и циничный поэт Е. вскочил из-за стола, закрыл лицо руками и с не менее громким отрывистым криком: «Это фарш! Это фарш!» – побежал по тому же длинному коридору направо. Поэтесса М. удовлетворенно вздохнула, надкусила пятую конфету и шумно глотнула чай.

***
Как-то поэт В. читал другим поэтам очень длинное стихотворение (почти поэму), а другие поэты изнемогали. Стихотворение (почти поэма) было про нелегкий жизненный путь и состояло из куплетов, перемежающихся рефреном «Мой “Титаник”». Минуте примерно на 15-й, после где-то двадцатого мойтитаника, окончательно изнемогший поэт Л. начал из-за спины поэта В. показывать остальным поэтам лист формата А4, на котором крупными печатными буквами было выведено: «Мойте Танек!». Поэты начали издавать странные хрюкающие звуки. Поэт В. обиделся, но гордо вскинул голову и читал еще 15 минут. До полной и окончательной победы.

***
Критик А. разгромил подборку поэта Ш. в журнале «З.». С этого момента поэт Ш. в любом разговоре с поэтами неизменно упоминал: «А. написал про мои стихи много плохого. Естественно, мне совершенно все равно. Совершенно. Вы не поверите, насколько мне все равно. Где я как поэт, а где А. как критик! Разве я мог обратить внимание на его слова? Конечно, нет. Мне совершенно, абсолютно все равно! Но, если вам не все равно, вы, конечно, можете при встрече сказать А., насколько он не прав. Или написать комментарий в его ЖЖ. Но, конечно, если вас это беспокоит. Потому что меня это не беспокоит вовсе!»

Collapse )